Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер
Строительная теплофизика
Прочность сплавов
Основания и фундаменты
Осадочные породы
Прочность дорог
Минералогия глин
Краны башенные
Справочник токаря
Цементный бетон




13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017





Яндекс.Метрика
         » » Гипотезы

Гипотезы

12.10.2017

В связи со сказанным необходимо рассмотреть вопрос о гипотезах и некоторые другие, с ним связанные. Это вопрос методологии, но какая наука может обойтись без нее? Исследования Большого геологического континуума, где эти гипотезы необходимы, требуют определенной методологии, позволяющей нам находить относительно правильную ориентировку в этом огромном пространстве времени — Земле. Методология, изложенная выше, — лишь первая ласточка в этом направлении; полет ее нужно еще долго корректировать, она должна совершенствоваться или разрабатываться новыми путями; но она необходима, без нее в Большом континууме делать нечего. В нем мы блуждаем среди хаоса «истин» и «ошибок» и крайне редко уверенно находим различия между ними. Приближение к истине зависит от постановки задач, разработанности методов, средств исследований, оценки уже имеющихся фактов и идей.
В пределах Малого континуума мы изучаем складки, сбросы и другие объекты структурной геологии, платформы с чехлами и верхними частями фундаментов, геосинклинальные системы (за исключением геологических корней эвгеосинклиналей), современные геологические процессы, включая современные тектонические движения, реконструируем геологическую историю, процессы геологического прошлого и разрабатываем проблемы генезиса различных геологических объектов.
В Большом континууме мы опираемся преимущественно на геофизические наблюдения, гипотезы и математические модели, охватывающие пространственные и временные аспекты объекта.
Гипотезы, в сущности, нужны и для Малого и для Большого континуума. В первом случае, в принципе, они непосредственно проверяемы. Это — рабочие гипотезы. Например, выдвинув гипотезы о состоянии и положении тел или хода процессов на глубинах, доступных бурению, мы вправе поставить вопрос о проведении глубоких скважин или других выработок для проверки этих гипотез; при этом мы вправе рассчитывать на получение однозначных («окончательных») данных.
Во втором случае гипотезы в указанном смысле нельзя непосредственно проверять, но они могут проверяться косвенно различными методами (изучение прохождения и затухания упругих волн землетрясений, изучение собственных колебаний Земли, изучение гравитационного магнитного, теплового полей и т. д.). В таком случае некоторые результаты, полученные различными методами, в различных точках или условиях, могут трактоваться как сходные, как вызванные одинаковыми причинами. Здесь оговоримся, что при сходстве признаков причины могут быть разными. Отсюда происходит множество разнотолкований в определении генезиса. Непротиворечивость результатов, полученных разными методами, говорит в пользу большей достоверности гипотезы, построенной на основе этих методов. В этом случае можно говорить о более или менее достоверных гипотезах. Естественно, что истинность решений, основанных на гипотезах, имеет ту или иную вероятность, которую, впрочем, количественно трудно оценить. Вероятность решений, основанных на гипотезах, можно оценивать лишь относительно.
В письмах В.И. Вернадского к Б.Л. Личкову есть интересные высказывания о гипотезах. Научная гипотеза (подходящая к Большому геологическому континууму, но и не только к нему) — предположительный вывод, основанный на некоторых принципах и правилах (например, метод аналогии). Всегда имеет вероятностную природу. Может подсказывать пути к дальнейшему исследованию вопроса. Служит для создания программы научных исследований. Рабочая гипотеза (относится исключительно к Малому континууму и непосредственному решению практических задач) — гипотеза, разрабатываемая более быстро и обычно по принятым стандартам (может быть основана на интерпретации, экстраполяции, аналогии и т. д.). Предназначена для быстрой практической проверки. Служит для оперативного определения направления работ; это, так сказать, тактическое средство. Догадка — предположение, основанное на интуиции. Первые два определения очень хороши и конструктивны, а в третьем несколько принижается роль «догадки» (по С.И. Ожегову: догадка — предположение, основанное на недостаточных данных; отсюда «теряться в догадках», а вот из определения В.И. Даля следует, что догадка — сметливость, смышленность, находчивость, а это ближе к науке, во всяком случае, к умственной деятельности). Я бы несколько возвысил значение слова «догадка», сославшись на высказывание И.В. Гёте о том, что «есть гипотезы, где рассудок и воображение становятся на место идеи». Здесь идея рождается, по-видимому, при помощи научной сметливости, смышленности и находчивости ученого, которые обязаны его опыту и таланту. И.В. Гёте и называет идею результатом опыта, созревшим для идеи.
Геолог-исследователь должен отдавать отчет, находится ли он в сфере Малого континуума, осуществляет ли он переход от Малого континуума к Большому или же он находится в сфере Большого континуума (вполне правомерно включающего Малый) — от этого всегда будут зависеть избранная методика и постановка задачи.
Г. Хесс среди многих гипотез и возможных альтернатив пытается выбрать наиболее приемлемое, но, может быть, ни один компетентный читатель, обладающий хоть каплей воображения, не согласится признать ни одну из них. Однако, если же ввести такого рода ограничения (речь идет о принципе униформизма и о некоторых априорных представлениях о начальном этапе развития планеты. — Ю. К.), каждая гипотеза приобретает бесчисленное число вариантов, а сама геопоэзия лишается и рифмы и смысла. Истолкуем это так: в Большом континууме, где все решения лишь вероятностны, чтобы не впадать в полный агностицизм, необходимо иметь принципы, организующие и дисциплинирующие мышление. Стройность и организованность концепции, опирающейся на те или иные принципы, будут служить одним из критериев ее истинности (конечно, относительной и вероятностной) и перспективности. Таким образом, в океане гипотез их «зарифмованность» может служить одним из критериев истинности вероятностных решений. Образно выражаясь, канвой геодинамической концепции, относящейся к Большому континууму, является то, хорошо ли она «зарифмована», т. е. упорядочена и непротиворечива. Представляется, что приемы и законы поэтики (общей, описательной и исторической) представляют собой очень удачную образную модель для системы исследований Большого континуума. Поэтому термин «геопоэзия», ранее звучавший саркастически, приобретает положительный смысл. Однако в представлениях о глубинной тектонике кроме заботы об их стройности мы должны стремиться в первую очередь к тому, чтобы согласовывать их с фактами, наблюдаемыми (измеряемыми) на (или вблизи) поверхности Земли.