Если Бога нет, всё позволено




Главная
Новости
Статьи
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер
Строительная теплофизика
Прочность сплавов
Основания и фундаменты
Осадочные породы
Прочность дорог
Минералогия глин
Краны башенные
Справочник токаря
Цементный бетон




05.03.2021


03.03.2021


01.03.2021


27.02.2021


27.02.2021


27.02.2021


23.02.2021





Яндекс.Метрика
         » » Если Бога нет, всё позволено

Если Бога нет, всё позволено

19.12.2020


«Если Бога нет, всё позволено» («Если Бога нет, всё дозволено») — крылатое выражение, приписываемое Ф. М. Достоевскому, которое обычно связывают с романом Достоевского «Братья Карамазовы». Представляет собой краткое изложение взглядов Ивана Карамазова. Точной цитатой не является и как единая фраза в указанном романе отсутствует.

Крылатое выражение

Фразу «Если Бога нет, всё позволено» (и различные её варианты) относят к числу цитат из Достоевского. Её даже признают (например, философ И. Б. Чубайс) самой известной из них или же (например, культуролог и историк К. В. Душенко) второй по известности. Мы находим её на страницах энциклопедии по искусству кино и словарей по философии, она используется философами, писателями, священниками, звучит по радио, присутствует в мемуарах Керенского. Жан-Поль Сартр в своей лекции «Экзистенциализм — это гуманизм» берёт её за исходный пункт философии экзистенциализма.

Обычно (хотя и не всегда) её связывают с романом Достоевского «Братья Карамазовы», и неспроста: «Мысль эта проведена через весь огромный роман с высокой степенью художественной убедительности». Однако выражение «Если Бога нет, всё позволено» как единая фраза в указанном романе отсутствует. Нет её и в других произведениях Достоевского.

Различные формулировки

Тезис Достоевского приводится в нескольких вариантах (см. врезку). Ни один из них не является точной цитатой из Достоевского. Курсивом выделен тот вариант, который связан с именем Сартра (см. ниже.)

Тезис Достоевского как предмет и инструмент интерпретации

Тезис Достоевского можно как принимать, так и не принимать (см. ниже). В случае принятия тезиса он допускает как религиозную, так и атеистическую интерпретацию. Анализируя тезис Достоевского, писатель Виктор Ерофеев, по сути, приводит одно из доказательств бытия Божия:

В рассуждении: если Бога нет — всё позволено, однако не всё позволено, значит, Бог есть, — казалось бы, есть своя логика, и многие — если не сказать все — религиозные мыслители, исследовавшие мысль Достоевского, признавали правильность этого рассуждения.

В самом деле, если мы согласны с тем тезисом, что если Бога нет, всё позволено, а также убеждены или приходим к убеждению, что не всё позволено, то мы должны бы согласиться с тем, что Бог есть.

Однако сам Ерофеев не согласен с описанным рассуждением:

Гораздо более логично признать ошибочность первого тезиса и предложить иной:

«если Бога нет — не всё позволено», что в сочетании с

«если Бог есть — не всё позволено»

даёт нам право сделать вывод, что человеку дозволяется не всякое действие, независимо от существования Бога.

В отличие от Ерофеева философ Жан-Поль Сартр не оспаривает тезис, а берет за исходную точку экзистенциализма:

Достоевский как-то писал, что «если Бога нет, то всё дозволено». Это — исходный пункт экзистенциализма.

Жан-Поль Сартр, Экзистенциализм — это гуманизм

Будучи представителем атеистического экзистенциализма, он приходит к тому, что, как отмечает философ Фредерик Коплстон,

Человек является единственным источником ценностей, и индивиду остается творить или выбирать собственную шкалу ценностей, его собственный идеал. Однако это „остаётся“ не несёт с собой счастья.

Сам Сартр выражается жёстче Коплстона:

…человек осуждён быть свободным.

Жан-Поль Сартр, Экзистенциализм — это гуманизм

Происхождение фразы

Тезис Достоевского можно рассматривать как «сводную» цитату, как бы полученную при помощи «ножниц и клея» из нескольких разных. Но даже одной цитаты достаточно, чтобы тем же способом получить фразу «Без Бога <…> всё позволено».

Другое возможное объяснение происхождения фразы лежит на поверхности: она в готовом виде содержится у Сартра (см. выше).

Связь с текстом романа

В любом случае тезис «Если Бога нет, всё позволено» представляет собой краткую, но достаточно точную формулировку взглядов Ивана Карамазова. Эти взгляды он первоначально высказывает во время какого-то спора, который в романе не описан. Затем свидетель спора (Пётр Александрович Миусов) в келье старца Зосимы так пересказывает эти взгляды:

…уничтожьте в человечестве веру в своё бессмертие, в нём тотчас же иссякнет не только любовь, но и всякая живая сила, чтобы продолжать мировую жизнь. Мало того: тогда ничего уже не будет безнравственного, всё будет позволено…

Выслушав рассказчика, Иван Карамазов не только не опровергает его, но и, отвечая на вопрос старца Зосимы, вполне подтверждает сказанное Миусовым: если нет бессмертия, позволено всё. Такого рода убеждение становится для Ивана источником крайнего несчастья (см. врезку).

Прототипы тезиса

Константин Душенко указывает, что мысль Достоевского «стара почти так же, как христианство», и приводит следующую цитату латинского богослова III—IV веков Лактанция:

Как скоро люди уверятся, что Бог мало о них печётся и что по смерти они обратятся в ничто, то они предаются совершенно необузданности своих страстей, <…> думая, что им всё позволено.

Если Бога нет…

  • «Если Бога нет, а я в Него верю, я ничего не теряю. Но если Бог есть, а я в Него не верю, я теряю всё». (Приписывается Паскалю, см. также статью Пари Паскаля.)
  • «Если Бога нет, то его следовало бы выдумать». (Вольтер)
  • «Если Бога нет, то какой же я после того капитан?» (Достоевский, «Бесы», часть 2, глава 1, не названный по имени персонаж.)
    • Неточное цитирование: «Если Бога нет, то какой же я штабс-капитан?» (якобы штабс-капитан Лебядкин).
  • «Если нет Бога, то я бог.» (Достоевский, «Бесы», часть 3, глава 6, слова безбожника Кириллова, правильный вариант написания этой фразы уточнить пока не удалось.)
  • «Но если Бога нет, почему же мне стесняться?» (философ К. Н. Леонтьев, из воспоминаний Л. А. Тихомирова)

Контртезисы

Высказывание Лакана

На тезис Достоевского психоаналитик Жак Лакан ответил следующим тезисом: «Если бог есть, то всё позволено». Философ Славой Жижек использует эту фразу в качестве названия своей статьи.

Высказывание Версилова

У самого Достоевского в романе «Подросток» устами Версилова высказывается идея, противоположная по смыслу (см. врезку), которую философ Николай Бердяев именует «гениальной по силе прозрения» фантастической утопией, картиной бeзбожной любви «не от Смыслa бытия, а от бессмыслицы бытия», — любви, по сути своей противоположной христианской:

…люди прилепляютcя дрyг к дрyгy и любят друг дрyгa, потому что иcчезла великая идея Бога и бессмертия. <…> Tакoй любви никогда не будет в безбожном человечестве; в безбожном человечестве будет то, что нарисовано в «Бесах».