Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер
Строительная теплофизика
Прочность сплавов
Основания и фундаменты
Осадочные породы
Прочность дорог
Минералогия глин
Краны башенные
Справочник токаря
Цементный бетон




13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017





Яндекс.Метрика
         » » Проблема перерывов и их значение в решении вопросов нефтяной литмологии

Проблема перерывов и их значение в решении вопросов нефтяной литмологии

20.10.2017

Перерывам в осадконакоплении и размывам ранее сформировавшихся отложений всегда придавалось важное значение как вехам, рубежам геологических событий той или иной степени важности. В то же время, как справедливо замечает Д.В. Наливкин, «перерывы в осадконакоплении представляют наименее изученную область стратиграфии». Решение проблемы перерывов этот исследователь считал «одной из основных задач современной стратиграфии». В настоящее время не разработаны ни принципы выделения и прогнозирования, ни классификация и иерархия, ни более или менее принятая система их терминов и изображения на схемах. По любому региону можно привести многочисленные примеры бессистемного изображения положения перерывов в разрезе. Ни на одной стратиграфической схеме нет и даже не предусмотрено легендой изображение ранга перерывов. Как правило, перерывы показываются только в периферийных районах седиментационного бассейна и иногда в зоне крупных внутренних поднятий. В качестве примера можно привести стратиграфическую схему юрско-меловых отложений Западной Сибири.
Так, в последней крупной коллективной сводке по Западной Сибири «Геология нефти и газа Западной Сибири» вопрос о перерывах даже не рассматривается, а на стратиграфической схеме не показано ни одного регионального перерыва в разрезе мезозоя и кайнозоя этого региона. В более поздней работе «Стратиграфический словарь мезозойских и кайнозойских отложений Западно-Сибирской низменности» на схеме верхнего мела вообще нет ни одного перерыва, на схеме нижнего мела показано три локальных перерыва в периферийных районах низменности (отсутствие берриас-валанжиских отложений на восточном склоне Полярного и Приполярного Урала; нижнеаптских образований в Елогуйском районе и апт-альбских — в Чулымо-Енисейском районе). Только на трех стратиграфических уровнях в пределах двух районов показаны перерывы на схеме стратиграфии палеогеновых отложений той же провинции.
Нa многих стратиграфических схемах венд-кембрийских образований Сибирской платформы для толщи, формировавшейся более 100 млн лет, не отражена система региональных перерывов.
Подобная картина типична и для стратиграфических схем многих других регионов. Слова Д.В. Наливкина о подобных схемах звучат как справедливое, хотя и горькое признание: «Мы не привыкли к перерывам, для нас они часто почти не существуют, и мы их пропускаем».
С рассмотренных выше позиций системного анализа породно-слоевых ассоциаций представляется возможным рассмотреть вопрос об иерархической систематике перерывов (пауз), предложить систему терминов и выделить две принципиально различные по своей природе группы перерывов.
Приняв в качестве принципа иерархической систематики перерывов положение (принцип) чем крупнее цикл и циклит (стратом), тем крупнее перерыв, можно вывести некоторые следствия.
Следствие 1. Ранг перерыва определяется рангом циклита (стратома).
Следствие 2. Положение перерывов в разрезе определяется положением границ между циклитами.
Следствие 3. Перерывы, их систематика не могут плодотворно изучаться вне связи с исследованием цикличности.
Говоря о ранге перерыва, следует это понятие отличать от понятия масштаба размыва. Как будет показало ниже, масштаб размыва не всегда прямо связан с рангом перерыва и рангом циклита. Здесь действуют другие связи и причины.
В результате смешения понятий «ранг перерыва» (его длительность, главным образом) и «масштаб размыва» в один порядок (ранг) нередко попадают перерывы разного ранга. Принимая масштаб размыва за ранг, часто на порядок (как минимум) завышают ранг перерыва.
Как отмечалось, наиболее достоверно выделяются шесть-семь рангов циклитов. Следовательно, с полным основанием можно выделить и семь порядков перерывов. Поскольку утвердившейся, принятой в практике стратиграфических исследований системы терминов нет, а были лишь некоторые попытки ее создания, то возникает необходимость в ее разработке и обсуждении.
Представляется, что в данном случае вполне правомерен тот же принцип, который использован выше для образования системы терминов циклитов и производных от них терминов литмостратиграфических подразделений. Поскольку ранг перерыва определяется рангом циклита, то желательно, чтобы в наименовании перерыва были терминоэлементы от названия циклита и эквивалентного ему стратома. Такими терминоэлементами является следующая иерархическая цепочка (в возрастающем порядке): эле-, тем-, зон-, рего-, нексо-, гал- и тригал-. Ранговые названия перерывов будут следующими: элеперерыв, темперерыв, зонперерыв, регоперерыв, нексоперерыв, галперерыв и тригалперерыв.
Эта иерархическая систематика и терминология представляются довольно гибкими. При выявлении еще каких-либо рангов циклитов и перерывов таксономия без труда может расшириться, а при замене названий циклитов автоматически изменится и название данного ранга перерывов. Вероятно, следует подумать о замене термина «перерыв» эквивалентным, но на греко-латинской языковой основе. Известный в зарубежной литературе и у нас термин «дитема» имеет низкий словообразовательный потенциал и ряд других недостатков. Более подходит термин «пауза», которым без труда можно заменить слово «перерыв» в предложенной системе терминов (элепауза, темпауза, зонпауза, регопауза, нексо-, гал- и тригалпауза). Такая зависимость системы терминов требует осторожности во введении ранговых наименований циклитов. Ниже приводятся примеры различного ранга перерывов, встречающихся в нашей практике исследований.
Элеперерывы (элепаузы) визуально выделяются наиболее трудно, так как масштаб перерыва в данном случае незначителен. Свидетельством перерыва и размыва между циклитами являются системы трещин усыхания, заполненные материалом вышележащих образований, эрозионные «карманы» сравнительно небольшого масштаба (до нескольких сантиметров), срезания слойков (также, как правило, мощностью в несколько сантиметров) и другие признаки.
Все перечисленные признаки хорошо наблюдаются в разрезе красно-цветных терригенных образований нижнемотской серии венда в обнажении Шаман-горы на р. Иркут. Непосредственно у подножия этого обнажения лежат глыбы красноцветных песчаников и алевролитов с многочисленными трещинами усыхания (шириной до 1—1,5 см), покрытые изумрудной хлоритовой пленкой.
В трех нижних элециклитах того же обнажения видно, как в самых верхних частях каждого из них срезано по нескольку слойков общей (наблюдаемой) мощностью не менее 10 см. В верхнемеловых карбонатных флишевых толщах Кавказа хорошо видна неровная эрозионная поверхность по белому известняку с небольшими (до 2 см) карманами, выполненными темно-серым алевролитом или песчаником. Такой характер границ ЭЛЦ наблюдается весьма часто в отложениях натухайской свиты (турон — коньяк), низов ахиянской свиты (кампан) и многих других свит флишевых разрезов района Новороссийска. Для количественного выражения масштаба локальных перерывов (элеперерывов) и направленности перерывообразующего процесса можно воспользоваться, как отмечалось выше, коэффициентом делитности.
Темперерывы (темпаузы) хорошо видны в каменноугольных разрезах Донбасса. Песчаники, с которых очень часто начинаются темциклиты (циклотемы), нередко залегают с размывом на самых различных элементах нижележащего темциклита: глинах, известняках и даже углях. Известны случаи полного размыва нижележащего темциклита. Примеры с описанием темпауз часто можно встретить в работах многих геологов-угольщиков. Эти перерывы и размывы отчетливо наблюдаются обычно в периферийных районах бассейнов. В центральных областях они либо с трудом опознаются, либо скрыты. Это одна из причин, почему многие геологи-угольщики за начало темциклитов принимали не песчаники и алевролиты, а кровлю или подошву угля. Руководствуясь принципом удобства, в данном случае они выделяли не циклиты, а номиналиты. Одни при этом считали удобной кровлю угольного пласта, другие — его подошву; но уголь выдерживается не по всему бассейну, поэтому третьи за начало принимали подошву известняка, четвертые — его кровлю, пятые — кровлю глин над известняками. Все это варианты выделения номиналитов. В том, что геологи, как правило, работали с номиналитами, а не парахронолитами, циклитами, видится одна из главных причин того, что, несмотря на более чем полувековую историю интенсивного изучения цикличности Донбасса, до сих пор не установлено четкой иерархии циклитов и седиментационных циклов.
Регоперерывы (регопаузы) часто проявляются очень ярко как в гео-синклинальных, так и в платформенных разрезах. В книге «Седиментационная цикличность» описаны перерывы этого ранга (как мезоперерывы) в разрезе мел-палеогеновых отложений Ферганской депрессии. Опыт свидетельствует, что ни одна граница, ни один перерыв внутри регоциклита, как правило, не выражены морфологически более ярко, чем границы между циклитами этого ранга. В упомянутой монографии описана и показана эрозионная карманообразная граница между алай-туркестанским и риштан-сумсарским РГЦ палеогена в разрезе Майли-Сая (Киргизия). В разрезе этого обнажения отчетливо виден предалайский размыв примерно в 1 м, т. е. перерыв между бухаро-сузакским и алай-туркестанским РГЦ. В своде складки наблюдается небольшое угловое несогласие между ними. Еще более четко этот перерыв выражен в нарынском (ташкумырском) разрезе. В монографии описана и проиллюстрирована ярко выраженная эрозионная граница между муянско-кызыл-пиляльским а калачинско-ляканским РГЦ в меловом разрезе Гузанской антиклинали Исфаринского района (Северный Таджикистан).
В разрезах обнажений и скважин палеогеновых отложений Нижне-камчийского прогиба Болгарии очень ярко выражены региональные перерывы между камчийским (эоцен) и самотинским (олигоцен), самотинским и вышележащим (неоген) регоциклитами. Так, у самотинского РГЦ в пределах территории всего прогиба полностью размыта регрессивная половина, а некоторых районах затронута размывом и прогрессивная часть.
В естественных обнажениях разрез неогена начинается с грубых конгломератов (устье Черной речки).


На основании системно-литмологических исследований в разрезе палеогена впервые была установлена система зональных и региональных перерывов и размывов (рис. 37). Региональные и зональные размывы обнаружены нами в керне юрско-берриасового разреза скв. 2 Лодочной площади северо-востока Западной Сибири. Базальные слои циклита в одном случае (рис. 38) в виде гальки песчано-глинистых образований и крупных обломков фауны явно с размывом залегают на тонколинзовидно-слоистых глинисто-алевролитовых волжских образованиях. В другом случае — это продуктивные песчаники с карбонатным цементом, залегающие с небольшим угловым несогласием на карбонатных алевролитах с линзочками и тонкими прослоями угля.

Очень ярко регоперерыв виден между ладинским и карнийским РГЦ в разрезе триасовых толщ Енисей-Ленского мегапрогиба. От разрезов мыса Цветкова, Станнах-Хочо к разрезу Туора-Хаята сильно сокращается регрессивная часть карнийского РГЦ, а в разрезе обнажения Тумул она целиком отсутствует, размыта, «срезана». Нa глинах прогрессивной части ладинского РГЦ непосредственно залегают прогрессивные образования следующего, карнийского РГЦ. Свидетельством перерыва и размыва на этом стратиграфическом уровне является слой (не более 0,3 м) конгломерата в основании глин карнийского возраста.
В разрезах мотской серии венд-кембрия выявлено пять региональных перерывов (рис. 39). Как уже отмечалось выше, наиболее ярко выражены два из них: между хужирским (непская свита) и шанхарским (тирская свита), шанхарским и иркутским (основания даниловской свиты). Так, вследствие размыва отложения даниловской свиты залегают на разных горизонтах тирской и даже непской свит, в купольной части непского палеосвода — на породах протерозойского фундамента. При рассмотрении литмостратиграфической схемы венд-кембрийских отложений мы еще раз остановимся на перерывах и размывах в данной серии.

Выше приведены лишь некоторые из наиболее ярко выраженных регоперерывов в исследованных нами разрезах. Менее ярких примеров множество и в мезозойско-кайнозойских разрезах Западной Сибири, Средней Азии, Еннсей-Хатангекого бассейна, Кавказа, Предкопетдагского прогиба, венд-кембрия Сибирской платформы и других регионов.
Выявление и изучение региональных и зональных перерывов чрезвычайно важны для решения вопросов как литмостратиграфии, так и нефтяной литмологии.
Перерывы — это границы стратомов, в данном случае зональных и региональных, знаменательные вехи в геологической истории региона. Их выявление и картирование имеют непосредственное отношение к решению важнейших вопросов нефтяной литмологии — выявлению условий формирования и закономерностей размещения залежей нефти и газа.
Стратиграфические уровни перерывов являются ослабленными зонами, по которым идет активная латеральная миграция. Это «магистральные)) флюидоводы. Подперерывные толщи, даже если они представлены глинами, нередко являются коллекторами вследствие дезинтеграции пород и при наличии ловушек содержат залежи нефти и газа. Примерами могут служить подперерывные глинистые породы белоглинской и кумской свит палеогена Предкавказья.
В областях крупных поднятий (мегавалов. сводов, антеклиз) во время перерыва часто происходит срезание нескольких проницаемых и экранирующих (зональных и локальных) горизонтов. Вследствие этого возникают условия латеральной миграции углеводородов сразу по нескольким проницаемым пластам и аномальной концентрации нефти и газа в сводовой части поднятия. Избыточная концентрация углеводородов приводит к заполнению локальных структурных ловушек, а затем по базальным слоям и по горизонтам дезинтегрированных пород подперерывных толщ происходит перераспределение углеводородов и формирование залежей, охватывающих группу локальных поднятий.
В таком случае нередко ловушкой становится структура второго порядка (вал, куполовидное поднятие) или даже значительная часть поднятия первого порядка (мегавал, свод).
Подавляющее большинство зарубежных месторождений-гигантов связано с зонами перерывов и размывов. Это Пан-хендд-Хьюготон, Ист-Техас, Прадхо-Бей в Северной Америке, уникальная зона Мараконбо в Венесуэле, Хасси-Месауд, Хасси-Р’Мель на севере Африки и многие другие.
В Западной Сибири формирование таких гигантских месторождений нефти, как Самотлор, газовых — Уренгойского, Ямбургского, Медвежьего и многих других, по нашему мнению, связано с влиянием перерывов и размывов.
Региональные перерывы и размывы способствуют формированию не только месторождений, но и целых нефтегазоносных зон, связанных с зонами стратиграфического несогласия.
В новом направлении геологии, получившем название сейсмостратиграфин, или сейсмолитмологии, перерывы и размывы являются основным признаком выделения сейсмокомплексов и сейсмоциклитов.
Таким образом, региональные (а в активных областях седиментации и зональные) перерывы — важнейший объект исследования литмологии вообще и нефтяной в частности. Ниже на конкретных примерах Западной и Восточной Сибири будет показана тесная связь региональных резервуаров и залежей с перерывами.
Некеоперерывы (нексопаузы). Вероятнее всего, нексоциклиты объединяются парами, образуя циклиты следующего ранга — галциклиты. Границы нексоциклитов, совпадающие с границами галциклитов (т. е. внешние границы), и соответствующие им перерывы выражены весьма отчетливо. Границы нексоциклитов, являющиеся одновременно и внутренними границами галциклитов, выражены менее ярко в «пассивных», платформенных областях седиментации. Это — один из существенных доводов объединения нексоциклитов в целостную систему. Однако в «активных» областях передовых прогибов, межгорных впадин и т. д. они проявляются и уверенно картируются не менее ярко, чем внешние перерывы. Одним из таких примеров внутреннего перерыва между нексоциклитами является перерыв на границе баррема и анта, который наблюдался и изучался нами в разрезах Западной Сибири, Афгано-Таджикской и Ферганской впадин. В названных бассейнах, а также на Северном Кавказе барремские отложения представлены образованиями с явными признаками регрессии (в данном случае юрско-неокомского нексоцикла). Это и красноцветность киялинской свиты Западной Сибири, «Красные камни» Кисловодска и «Медовых водопадов» на его окраине, красноцветные песчаники кызылташской свиты Афгано-Таджикской депрессии и др., пестроцветность и зеленоцветность (вартовская свита Западной Сибири), преимущественно песчано-алевритовый состав, отсутствие (как правило) морской фауны и другие признаки.
В присводовых частях таких крупных внутрибассейновых поднятий, как Александровский, Нижневартовский, Сургутский своды Западной Сибири, размыто до пяти-семи продуктивных пластов вартовской свиты бар-рема. В периферийных районах размыв, безусловно, более значительный, но он никем не изучался.
В разрезе мела Афгано-Таджикского бассейна (обнажение по р. Бабатаг и др.) этот перерыв, как уже упоминалось выше, обнаружен внутри (в верхней части) кажущейся единой, однообразной (красной) кызылташской свиты. В данном разрезе это небольшой по масштабу размыв с некоторым угловым несогласием. Почему этот перерыв, эта граница оказались многими не замеченными, а отложения со столь высокого ранга перерывом выделены в одну свиту? У большинства исследователей Средней Азии существует представление, что один крупный циклит заканчивается мощной толщей солей (в лучшем случае, включая лишь нижнюю часть надслоевых красноцветов), а новый начинается с грубообломочных красноцветов карабильской, альмурадской и кызылташской свит. Поэтому перерыв искали и «находили» в основании красноцветной толщи.
С позиций системного подхода можно совершенно однозначно утверждать, что почти вся (за исключением самых верхов кызылташской свиты) красноцветная серия из трех названных свит является регрессивной частью юрско-мелового нексоциклита. Перерывы и размывы внутри нее — это перерывы и размывы между регоциклитами.
В Ферганской депрессии, где нет солей в составе верхнеюрских отложений, регрессивная направленность видна в валанжин-готеривских (по нашим представлениям, берриас-барремских) отложениях, где они с уверенностью относятся к «регрессивной серии». Здесь это красные с различными оттенками (бледно-розовые, буро-красные, бордово-красные и др.) песчаники, гравийно-галечники, алевролиты преимущественно континентального происхождения (равнинно-пойменные, равнинно-русловые, эоловые, лагунные и т. д.). В этом бассейне вследствие перерыва между данным и вышележащим нексоциклита-ми в ряде районов размыта мощная толща всего неокома и даже часть верхнеюрских образований. В разрезах Псфары, Шураба, Шор-Су, Гузанском и других нижнемеловых образований муянской свиты (и более древних) они залегают непосредственно на юрских с явным угловым несогласием.
Галперерывы (галпаузы) или «внешние» границы нексоциклитов проявляются чрезвычайно ярко. Почти все они выявлены и известны геологам. Как правило, на границе галциклитов в разрезе отсутствуют отложения от нескольких ярусов до нескольких систем. Так, юрские образования (юрско-неогенового галциклита) севера Сибирской платформы в одном случае залегают на маломощных норийских породах верхнего триаса (оленекские разрезы), в другом — на карнийских и более древних толщах триаса. В районе нижнего течения р. Анабар они ложатся на пермские породы.
В пределах территории Западно-Сибирской плиты (и других молодых плит) породы мезозойского чехла на большей ее части, как известно, залегают на палеозойских и более древних образованиях.
Как уже отмечалось выше, галциклиты — это осадочные чехлы эпигерцинских молодых плит. Значительный перерыв между чехлом и фундаментом плит и платформ — явление общеизвестное, очевидное и не вызывающее сомнений.
Другим примером галперерыва является перерыв между мотской серией венда и нижележащими образованиями рифея. Здесь, как и в предыдущем случае, размыв может иметь весьма различную амплитуду. Так, в одном случае мотская толща залегает на нижне-среднерифейских кристаллических образованиях (гранитах, гнейсах), а в других — на весьма сходных, в различной степени метаморфизованных терригенно-карбонатных породах верхнего рифея. Этот перерыв и размыв хорошо фиксируются в разрезах скважин Куюмбинской площади (Красноярский край) к других площадей Камовского свода и прилегающих к нему. Разрезы мотских образований во всех скважинах хорошо коррелируются, и мощности их меняются весьма постепенно, в соответствии со структурой Камовского свода. В то же время достаточно уверенно скоррелировать домотские, доперерывные (рифейские) толщи даже разрезов близлежащих скважин (буквально на расстоянии нескольких километров), как известно, пока не удается. Сколько геологов, столько и вариантов корреляции и оценки их возраста — от вендских до среднерифейских. Явным доказательством предмотского перерыва служат также крупные каверны, следы процессов активного карстообразования в подстилающих карбонатных образованиях.
Можно предполагать, что в палеозойских толщах Сибирской платформы галперерывы будут обнаружены примерно на границе силура и девона. Вероятно, галциклиты распространены за пределы одного седиментационного бассейна, занимая значительные части какого-то сегмента земной коры. Так, например, крупный перерыв между силуром и девоном известен не только на Сибирской, но и на Русской, Северо-Американской платформах.
Осадочные чехлы древних платформ — это, как отмечалось выше, тригалциклиты. Следовательно, нижняя граница чехлов таких платформ — это граница трнгалциклитов и галцнклитов, и перерыв между чехлом и фундаментом следует именовать тригалперерывом (паузой).
Peгo-, нексо-, гал- и тригалпаузы (перерывы) в нефтегазоносном отношении — это центральные магистрали-флюидоводы. Очень часто в над-или подперерывных толщах содержатся крупные и уникальные скопления углеводородов.
Примеров подобных скоплений можно привести множество. Это скопления битумов в Венесуэле и Канаде (месторождения Атабаски), залежи нефти в базальной шеркалинской пачке Красноленинского района Западной Сибири, региональная нефтегазоносность талахского и марковского (ярактинского, хамакинского) горизонтов венда Сибирской платформы, основная залежь Ромашкинского месторождения Русской платформы, упоминавшееся уже месторождение-гигант Панхендл-Хыоготон Северо-Американской платформы и др.
Роли размывов в нефтеобразовании посвящена монография Л.A. Haзаркина «Влияние темпа седиментации и эрозионных срезов на нефтегазоносность осадочных бассейнов».
Следует коснуться еще трех вопросов, связанных с перерывами: необходимость различия понятий «ранг» и «масштаб» перерывов и наиболее вероятных причин их смешения; место (причины) скрытых перерывов в циклитах; необходимость отражения перерывов различного ранга на стратиграфических схемах.
Ранг перерыва определяется рангом циклита, масштаб — площадью и мощностью (амплитудой размыва), а также временным интервалом отсутствующих в разрезе отложений. Представляется неправильной рекомендация некоторых исследователей определять длительность перерыва по максимальному времени отсутствующих отложений. Причины отсутствия могут быть разные, в том числе и «срезание», размыв ранее сформировавшихся толщ, на который ушло несравненно меньше времени, чем на образование того же объема. Общеизвестно, что за сравнительно короткий промежуток времени ворогенный этап развития той или иной области «срезаются» тысячи метров ранее сформировавшихся пород. По размытым отложениям и интервалу времени их формирования никак нельзя судить о времени (длительности) перерыва. О последнем свидетельствует прежде всего возрастной объем неотложившихся пород, который далеко не всегда можно установить.
Нередко ранг и масштаб перерыва совпадают. В принципе, чем крупнее ранг перерыва, тем больше масштаб размыва. Ho только в принципе. В конкретных разрезах в зависимости от конкретной геологической обстановки несоответствие может быть значительным и соотношение обратным.
Неоднократно наблюдалось, как в одном и том же разрезе перерывы одного ранга (например, регоперерывы) имеют различный масштаб. Анализ имеющихся в нашем распоряжении материалов позволил установить связь масштаба регоперерыва с положением регоциклита в нексоциклите. В прогрессивной части нексоциклита масштаб перерыва убывает от нижних (между первым и вторым) к верхним (между четвертым и пятым) регоциклитам.
В регрессивной половине нексоциклита закономерность обратная — масштаб перерывов увеличивается снизу вверх, т. е. от пятого регоперерыва (между пятым и шестым РГЦ) к восьмому. Примером являются регоперерывы палеогеновых отложений Ферганского бассейна и Нижнекамчийского прогиба Болгарии (см. рис. 37). Отмеченная закономерность находит подтверждение на всем том материале, которым мы располагаем. Она хорошо согласуется с тем, что в финально-регрессивную фазу нексоцикла увеличиваются скорости осадконакопления, достигают максимума структуроформирующие движения. Возрастающая тектоническая активность, наряду с перекомпенсацией, видимо, была главной причиной увеличения масштаба размывов и перерывов к концу нексоцикла (а тем более гал- и тригалциклов). В неявном виде наблюдается тенденция увеличения масштаба регоперерывов от нижнего нексоциклита к верхнему в структуре галциклита. Подобные, но пока еще недостаточно изученные закономерности в изменении масштаба перерывов наблюдаются в зависимости от их положения в структуре гал- и тригалциклита.
Выше рассмотрен один тип перерывов, связанных с перекомпенсацией, поднятием (действительным пли относительным) дна бассейна и размывом, эрозией ранее отложившихся осадков и образовавшихся пород. Разновидностью данного типа, видимо, является подводный размыв течениями, временными потоками (в том числе мутьевыми), вызванными различными причинами. К этому подтипу относятся эле-, тем- и другого ранга перерывы и размывы, наблюдавшиеся в карбонатном флише Кавказа. Так или иначе перерывы данного типа визуально отчетливо наблюдаются, а знание на основе системно-литмологического анализа их местоположения, безусловно, способствует их выявлению. При детальном изучении перерывов необходимо различать два понятия, которым нужны и разные термины. Первое — перерыв (пауза) в наблюдаемой последовательности слоев и слоевых ассоциаций. Это общее понятие. Этот перерыв может быть связан с прекращением осадконакопления, без размыва ранее накопившихся осадков и с их размывом. Однако существует и другой тип перерывов — скрытые перерывы. Из основных причин их появления можно назвать по крайней мере две: 1) некомпенсированное, дефицитное осадконакопление и 2) растворение ранее образовавшихся карбонатных отложений при погружении их на большие глубнны.
Теоретически можно обосновать, что некомпенсированное осадконакопление и связанные с ним скрытые перерывы связаны с финально-прогрессивными фазами регоциклитов и главным образом нексоциклнтов, для которых характерны самые низкие скорости терригенной седиментации и максимум тектонического покоя. Финально-прогрессивные части четвертого-пятого регоциклитов в нексоциклите можно с уверенностью считать толщами некомпенсированного характера седиментации и скрытых перерывов. К числу таких толщ следует отнести баженовскую свиту волжско-беррпасовых битуминозных аргиллитов Западной Сибири, сантонских известняков гениохской и, видимо, маастрихтских и мысхакской свит Юго-Западного Кавказа, а также, вероятно, верхи мотской серии венда Сибирской платформы.
Возможно, что в ряде случаев наличие в разрезе серии рециклитов вместо про-рециклитов будет диагностическим признаком скрытых перерывов. Есть основание полагать, что перерыв (пауза) в таком случае приходится на отсутствующую прогрессивную часть.
Очень часто в аридном типе литогенеза инициально-регрессивная часть рего- и нексоциклитов представлена гипсами, солями, ангидритами, достигающими общей (суммарной) мощностью сотен метров. В качестве такого примера могут служить гаурдакская толща солей верхней юры в разрезе Афгано-Таджикского бассейна и ее аналоги в разрезах Туранской плиты.
Возникает естественный вопрос: что будет накапливаться в гумидном типе литогенеза вместо толщи солей в максимум тектонического покоя н минимум поступления терригенного материала суши? Вероятно, в эту фазу практически никакого осадконакопления не происходило или формировались чрезвычайно маломощные образования органогенных илов.
В финально-прогрессивную и, возможно, в начале инициально-регрессивной фазы нексоцикла в глубоководных геосинклинальных бассейнах в условиях аридного климата происходит растворение ранее образовавшихся карбонатных пород. Следы такого рода перерывов в седиментации хорошо фиксируются в виде тонких (сантиметры или даже миллиметры) прослоев голубых и зеленых, зеленовато-серых глин. Эти прослои характерны для верхнемеловых флишевых толщ Юго-Западного Кавказа. Как уже отмечалось выше, верхнемеловые образования данного региона представляют прогрессивную половину (точнее — финально-прогрессивную часть) нексоциклита.
Таким образом, системно-структурный анализ слоевых ассоциаций может служить основой систематизации перерывов и размывов, определения их ранга и масштаба, стратиграфического положения и природы, ибо они обусловлены циклическим процессом, цикличностью, квантовостью седиментации. Все это способствует разработке методики прогнозирования перерывов (и размывов), а следовательно, и лучшему пониманию геологической истории. По представлению Д.В. Наливкина и многих других исследователей, на перерывы приходится около 9/10 времени фанерозоя. Думается, что эти оценки масштаба перерывов преувеличены, что связано с несовершенством методики подсчета скоростей осадконакопления, степенью уплотнения пород и др. Тем не менее эти и другие расчеты свидетельствуют о важности изучения перерывов в реставрации геологической истории, о необходимости совершенствования методики их диагностики, классификации и т. д. Перерывы и размывы, как известно, играют важную роль в формировании и концентрации не только нефти и газа, но и других полезных ископаемых (бокситов, фосфоритов, россыпного золота и др.).
Рассмотренный подход к систематике перерывов принципиально отличается от других подходов. Это подтверждает, например, следующая цитата: «...Нельзя поверхность перерыва определять как границу геологического тела, так как главное свойство этой поверхности заключается не в том, чтобы быть геологической границей первого и второго рода, а в том, чтобы разделять части осадочной толщи, сформировавшиеся с перерывом во времени». В нашем представлении перерывы — это как раз и есть границы тел, но только определенного типа — группы парахронолитов, циклитов. Однако приведенная выше цитата противоречит определению геологического тела. Так, Ю.А. Косыгин пишет: «Проведение границ различных типов позволяет выделить в геологическом пространстве геологические тела. Под геологическим телом понимают ограниченную геологической границей часть геологического пространства, внутри которого остаются постоянными или плавно меняются те свойства и характеристики, по которым определены границы этого тела». Возникает вопрос: а разве следы перерывов, размывов — это не границы? Это наиболее яркие, резкие, важные для восстановления геологической истории границы. Если перерыв это один из видов границ в породно-слоевом геологическом пространстве, то в определении геологического тела, данном Ю.А. Косыгиным с соавторами, термин «граница» можно заменить термином «перерыв». Тогда можно дать следующее определение: под геологическим телом понимается ограниченная перерывами (одного ранга) часть геологического пространства, внутри которого остаются пли плавно меняются те свойства, по которым определяются границы этого тела. Данное определение вполне корректно и не противоречит первому. Принципом, по которому выделяется тело, является связь во времени элементов тела, фиксируемая по любым свойствам, характеризующим эту связь. Эти тела и есть парахронолиты, циклиты, к обоснованию которых Ю.А. Косыгин здесь приблизился вплотную, но почему-то не выделил и не отделил их от тел «формализованного геологического пространства», как он их называет. По существу, понятия «геологическое тело» и «формализованное геологическое пространство» у него совпадают. Ю.А. Косыгин отмечает, что исследования формализованного пространства «недостаточно для суждения о процессах геологического прошлого (к которым, в частности, относятся движения земной коры), реконструкции геологической истории и выяснения генезиса геологических образований». Однако выход из этого ему виделся не в выделении и исследовании парахронолитов (циклитов), а в комплексном всестороннем, полном изучении некоего «универсального формализованного геологического пространства» с учетом геологического времени.
Все вышеизложенное свидетельствует о теоретической и практической важности изучения перерывов в осадконакоплении. Поэтому необходимо разработать легенду, включающую отображение ранга п масштаба перерывов на стратиграфических схемах всех типов. Один из возможных вариантов такого изображения ранга перерывов показан на приводимых ниже литмостратиграфических схемах Сибирской платформы и Нижне-камчийского прогиба Болгарии.