Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер
Строительная теплофизика
Прочность сплавов
Основания и фундаменты
Осадочные породы
Прочность дорог
Минералогия глин
Краны башенные
Справочник токаря
Цементный бетон




13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017





Яндекс.Метрика
         » » Место, значение и взаимоотношения «местных» и «вспомогательных литостратиграфических» единиц с другими литостратиграфическими подразделениями

Место, значение и взаимоотношения «местных» и «вспомогательных литостратиграфических» единиц с другими литостратиграфическими подразделениями

20.10.2017

Отнесение тел (свит, серий, комплексов и толщ, пачек, слоев, горизонтов), выделяемых по одному и тому же литологическому признаку, к разным категориям стратиграфических подразделении с позиций даже элементарных требований классификации не правомерно. Как уже отмечалось ранее, свиты, серии, комплексы отнесены к «местным» стратиграфическим подразделениям, а толщи, слон, маркирующие горизонты и др. — к «вспомогательным литостратиграфическим». Нелогичность такого деления по форме очевидна, так как основания для деления разные: в первом случае масштаб («местные»), а во втором — литологический состав и значимость («вспомогательные»).
С позиций системно-литмологического подхода любые геологические тела, выделенные не как целостные во времени слоевые ассоциации (парахронолиты), по любым признакам, в том числе по литологическому составу, должны относиться к типу вспомогательных.
Однако это совершенно не означает, что они не нужны.
Свиты, серии и другие подразделения этого рода прочно вошли в практику геологов. Борьба за их официальное признание и включение в кодекс была длительной и напряженной. Избавиться от них практически невозможно да и не нужно по целому ряду причин, хотя они, безусловно, вчерашний день стратиграфии. Свиты и другие «местные» стратиграфические подразделения необходимо сохранить главным образом по психологическим причинам. К ним привыкли все геологи. Многие причастны к их выделению, считая это немаловажным вкладом в теоретическую геологию. Безусловно, очень трудно признать маловажным (а тем более ошибочным) то, за что так упорно боролись, на что потрачено немало сил и времени. Отрицание необходимости выделения спит может привести к отрицанию литмостратиграфии. Переход к региональным стратиграфическим подразделениям как к целостным во времени системам — это следующий шаг в стратиграфии и для его осознания и признания, видимо, необходимо время. Мысль о важности выделения стратиграфических подразделений по признаку связи во времени породных тел отражена в требовании (критерии) «единства времени формирования горных пород, составляющих стратиграфическое подразделение...». Правильнее будет требование связи во времени, а не единства времени, так как временные объемы породных тел меняются, любое тело — это линза со скользящими в той или иной мере временными границами. Свиты, нм подобные стратиграфические подразделения необходимо сохранить, поскольку геолог-практик прежде всего видит и выделяет тела по наиболее простому, наглядному и очевидному литологическому признаку. Для решения целого ряда практических задач (выделения коллекторских горизонтов и экранирующих толщ, тел, содержащих полезное ископаемое и т. д.) ему вполне достаточно на определенном этапе иметь дело только с такого рода концептуальными телами. Выделение и прослеживание свит, пачек и т. д. нередко помогает и выделению слоевых систем, так как они, при правильном выделении, могут составлять элементы части, а иногда и целиком соответствовать системам. И в таком случае богатый опыт геологов-производственников оказывается неоценимым. «Привязав» границу какой-то свиты, пачки и т. д. к слоевой системе, можно уверенно пользоваться готовыми данными.
Нередко породно-слоевая система (парахронолит, стратом) — это комбинация (или, как принято называть у биологов, рекомбинация) простых литологических тел.
Можно привести немало примеров из стратиграфии самых различных нефтегазоносных бассейнов, когда литологические тела, выделенные в разрезе и прослеживаемые на значительной, если не на всей территории бассейна, при системном анализе оказывались частями, элементами стратомов.
Так, известная кошайская пачка апта (региональный экран) в разрезе Западной Сибири, большая часть ханты-мансийской свиты, нижнева-сюганская подсвита, кузнецовская подсвита являются нижними частями регостратомов (прогрессивными гемициклитами). Викулонская, вартовская, уватская свиты, верхневасюганская подсвита и другие являются верхними частями регостратомов — гемициклитами.
В разрезе венда или кембрия Сибирской платформы, как уже отмечалось ранее, практически всеми геологами однозначно издавна выделяются каротажные репера M1, M2, M3, M4. Это не что иное, как прогрессивные части регоциклитов и соответственно нижние части регостратомов. Песчаные продуктивные горизонты (корреляция их не всегда однозначна) той же толщи — преображенский, парфеновский, марковский и др.— не что иное, как базальные слои регоциклитов и соответственно самые нижние элементы регостратомов. Детально расчлененный разрез с обоснованным выделением литостратиграфических подразделений является хорошим подспорьем или даже основой выделения стратомов. Использование в литмостратиграфической схеме свит и других литмостратиграфических единиц нередко вызывает у геологов вопрос: что же здесь нового? Повое в видении и выделении целостных систем, представляющих часто комбинацию (рекомбинацию), композицию ранее выделенных (известных) «местных», «литостратиграфических» подразделений. Это вполне естественно. Из одних и тех же давно открытых химических элементов ежегодно создаются десятки и сотни тысяч новых соединений, композиций с нужными в практическом отношении свойствами. Комбинация семи звуков рождает все новые и новые музыкальные произведения. Аналогичным образом в живой природе вследствие естественных и искусственных рекомбинаций в структуре ДНК возникают новые виды растений и животных, создаются их нужные свойства.
Системный подход и состоит в видении, отыскании, создании комбинаций ранее известных элементов, частей, составляющих целостность. Сложность использования традиционных стратиграфических подразделений для выделения стратомов заключается в том, что нет однозначной (однотипной) процедуры их выделения, не говоря уже об отнесении к рангу таксона. Часто они выделяются по принципам, лежащим на поверхности: общности литмологического состава, цвету, электрокаротажной характеристике и т. д. Нередки случаи, когда граница стратома находится внутри на первый взгляд однородной толщи, свиты. Таких примеров можно было бы привести немало по Западной и Восточной Сибири, Средней Азии и другим регионам. Поэтому просто формально, механически невозможно объединить известные свиты, толщи и т. д. в стратомы. К тому же соотношения свит с регостратомами в разных регионах самые различные. Чаще всего они соответствуют частям (половинам) зон или регостратомов. В разрезе Западной Сибири это вартовская, алымская, уватская, ханты-мансийская, кузнецовская свиты мела. В разрезе палеогена Ферганы «слои», выделяемые вместо свит, также чаще всего соответствуют гемирегоциклитам (гемистратомам). Это алайские, бухарские, сузакские, туркестанские, сумисарские слои. Довольно часто объем свиты целиком совпадает с объемом регионального (регизонального) циклита (стратома). Такими свитами являются васюганская в разрезе верхней юры Западной Сибири, тирская, оскобинская, бюкская, успунская, кудалахская, юряхская венд-кембрия Сибирской платформы.
Третий вариант — когда определенного соотношения свит и стратомов не наблюдается. Свиты могут выделяться в объеме 2 — 3 и более регостратомов или 2,5, 3,5 и т. д. Так, даниловская свита венд-кембрия включает иркутский, урикский и нижнюю часть шанхарского регоциклитов. Ранее подобные примеры уже приводились по триасу Енисей-Ленского регионального прогиба и другим регионам. В разрезе мезозоя Западной Сибири таких свит немало. Так, известная тюменская свита нижней — средней юры (два отдела!) — это три регостратома, по-курская апт-сеномана — два и т. д.
Таким образом, с позиций системно-литмологического подхода в практике выделения свит нет какой-либо системы. Да и по другим, таким важным для стратиграфии признакам, как продолжительность времени формирования, мощность, площадь распространения и т. д., как уже неоднократно отмечалось ранее, нет упорядоченности, регламентации в выделении свит. Словом, это по всем признакам типичные номинальные, концептуальные объекты исследования.
На обсуждение можно вынести два варианта статуса свит и других «местных» подразделений.
Первый вариант. Оставить все, как есть сейчас в практике местных (региональных) исследований, т. е. считать свиты стратономиналитами и выделить вне всякой связи с системными исследованиями, руководствуясь главным образом принципами практического удобства и договоренности (принцип конвенциолизма). Оба эти принципа, как известно, не являются научными в строгом смысле.
Второй вариант. Соотнести свиты со стратомами. И здесь может быть два варианта, уже имеющих место в практике. Соотнести свиту либо с региональным (или зональным) стратомом, либо с его половиной. Второй вариант представляется более логичным, так как в геологической практике выделения свит (серий) признак литологической (и фациальной) однородности явно пли интуитивно используется в качестве важнейшего. Свита в таком случае, оставаясь привычным подразделением, будет нести определенную системно-структурную нагрузку, выполняя как бы роль моста между традиционными литостратиграфическими и нетрадиционными системными литмостратиграфическими исследованиями.
Свита в таком понимании отвечает определенному этапу эволюции се-диментационного бассейна, не вступая в противоречие с требованиями литолого-фациальноой однородности и отсутствия «существенных стратиграфических или угловых несогласий», как это и записано в CK России. Ta же даниловская свита, равная по объему почти трем регоциклитам, содержит два региональных перерыва, иктехская — три перерыва и размыва. Во внутренних районах Сибирской платформы различия в литологическом составе и фациальном облике прогрессивных и регрессивных частей регоциклитов (стратомов) не столь ярки и очевидны, как в периферийных. Поэтому здесь свиты выделяются и в объеме целого регостратома, части его или нескольких регостратомов. В окраинных, прибортовых частях прогрессивные части РГЦ представлены светло-серыми морскими доломитами, а регрессивные (верхние) — сероцветно-красноцветными терригенными континентальными и прибрежно-морскими, лагунными отложениями. Объединить эти две части-противоположности, а тем более комплект таких частей, разделенных перерывами и размывами, — существенное противоречие любым требованиям Стратиграфического кодекса России, предъявляемым к свитам. Все это позволяет не без основания предполагать, что принятая недавно (в 1988 г.) региональная («местная») схема стратиграфии венда и (или) кембрия Сибирской платформы в будущем должна измениться.
Таким образом, наиболее логичным представляется соответствие свиты половине регионального (или зонального) стратома. «Цитологические изменения по латерали можно отразить в выделении пачек, толщ, «слоев», подсвит и т. д. в составе свиты. А в случае существенного изменения ее следует выделить свиты с иным названием, но по тому же принципу.
Серия по аналогии со свитой может быть соотнесена с гемистратомом следующего ранга — нексостратомом. В геологической практике соотношения серии со стратомами, как и свиты, самые различные, в том числе и предлагаемые нами. Так, заводоуковская серия в разрезе юры Западной Сибири, мотская серия венд-кембрия Сибирской платформы и некоторые другие полностью соответствуют нижним половинам нексостратомов (геминексоциклитам).
В составе серий регостратомы довольно часто можно сгруппировать (в два-три) по литолого-фациальному признаку и выделить подсерин, соответствующие основным фазам нексоцикла: инициально-прогрессивной, финально-прогрессивной, инициально-регрессивной и финально-регрессивной. Термин и понятие «стратиграфический комплекс» можно соотнести с понятием нексостратома, используя при этом уже привычный термин «комплекс», но с вполне определенным смысловым содержанием.
Таким образом, от номинальных объектов исследования стратиграфии можно и нужно постепенно переходить к телам-системам, стратомам. Путь этот нам представляется достаточно определенным и очевидным, даже неизбежным. Этот подход уже получил развитие в самых различных регионах: в Сибири, Средней Азии, Предкавказье, Прибалтике, на Русской платформе, в Болгарин.
Неизбежность развития стратиграфии в данном системном направлении диктуется и общим ходом познания объектов природы и развития наук — от простого, очевидного явления (от толщ, пачек, свит и т. д.) к сложному (системам разного типа и ранга). Такова диалектика развития познания.