Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер
Строительная теплофизика
Прочность сплавов
Основания и фундаменты
Осадочные породы
Прочность дорог
Минералогия глин
Краны башенные
Справочник токаря
Цементный бетон




13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017





Яндекс.Метрика
         » » Структура стратиграфии и место в ней литмостратиграфии

Структура стратиграфии и место в ней литмостратиграфии

20.10.2017

На вопрос о месте литмостратиграфии в общей структуре стратиграфии ответить непросто, так как нет единого понимания последней. До сих пор идут острые дискуссии о том, какой быть стратиграфии: «единой», с «единой стратиграфической шкалой» на биологической основе или «множественной».
Приняв принцип субординации (уровней организации) в качестве основополагающего в стратиграфии и определив объект стратиграфии как многоуровенный, иерархически организованно целостный, неизбежно приходим к выводу об иерархической, многоуровенной (а следовательно, уже по этому принципу — множественной) стратиграфии. Как было показано выше, у стратиграфии наиболее очевидны объекты трех уровней организации: литологического, литмологического (слоевых ассоциаций) и литмосферного. Следовательно, можно выделить и три стратиграфии, каждая из которых «обслуживает» свой уровень, назвав их соответственно литостратиграфией, литмостратиграфией, литмосферостратиграфией. Все они составляют единую, общую стратиграфию, точнее — стратилогию (рис. 34).

Итак, нами в понятие литостратиграфии вкладывается совсем иное содержание, чем принято сейчас, когда литостратиграфия трактуется, скорее, как метод (литологический). В нашем понимании литостратиграфия — это стратиграфия объекта определенного (литологического) уровня организации.
Описательный (наблюдательный) этап в любых науках является естественным и неизбежным, предшествующим тому, на котором формулируются в явном виде основные понятия, принципы, законы, теория. Поэтому смена «-графий» «-логиями» закономерна и неизбежна. Это различные фазы цикла развития любой науки. Видимо, это одно из отличий науки от лженауки, у которой этапа «-логии» не наступает.
Можно предположить, что и названные выше три стратиграфии со временем превратятся в «-логии» (стратилогии). При этом неизбежно расширится их объем за счет появления новых «-графий». Так, уже сейчас очевидно, что литмостратиграфия очень скоро станет литмостратилогией по меньшей мере с тремя стратиграфиями: собственно литмостратиграфией, сейсмолитмостратиграфией и промысловой литмостратиграфией (т. е. стратиграфией по комплексу промыслово-геофизических данных). Однако это уже иной принцип деления науки — «горизонтальный», в отличие от иерархического, уровненного, «вертикального» (рис. 35).

Независимо от нашего желания (или нежелания) возникли и существуют такие понятия, как биостратиграфия, хроностратиграфия, экостратиграфия, магнитостратиграфия, климатостратиграфия, литмостратиграфия, сейсмостратиграфия и некоторые другие. Главная причина появления большинства этих понятий связана с появлением новых методов, способных решать задачи стратиграфии, т. е. это науки-методы.
Некоторые из этих наук-методов решают промежуточные задачи и преследуют цели, которые затем используются стратилогией для достижения ее главной (конечной) цели. Этим еще раз подчеркивается их родство со стратилогией и вхождение в ее состав. Нередко итогом подобной науки-метода является не выделение тел и установление их пространственно-временных взаимоотношений, а выделение границ, сигналов геологических событий, по которым создаются шкалы-сетки. Последние важны не только и не столько сами по себе, сколько для «наложения» на схемы стратиграфии (литмостратиграфии, биостратиграфии) с целью решения задач расчленения и корреляции или уточнения уже имеющихся схем-моделей, установления пространственно-временных отношений. В таких науках-методах изучение пространственно-временного изменения тех или иных свойств объектов стратиграфии может выступать в качестве одной из главных задач. Многие геологи отрицают право такие научные направления называть науками, боясь распада стратиграфии на множество стратиграфий. Подобные взгляды и опасения не обоснованы. Опыт естествознания (и познания вообще) свидетельствует о том, что новая наука возникает не только тогда, когда открывается новый объект или предмет исследования, но и когда появляется достаточно самостоятельный метод исследования свойств предмета или самого объекта исследования. Это науки разного ранга, уровня. Науки-методы изучают свойства предмета или объекта для решения задач интегрирующей (основной) науки.
Важность этих наук заключается еще и в тол, что их результаты в комплексе дают возможность реализовать на практике важный принцип взаимозаменяемости признаков (свойств). У таких наук-методов нет своего объекта. Как правило, они обслуживают один пли несколько смежных объектов стратиграфии. Так, например, промысловая геофизика и сейсморазведка изучают соответствующие свойства (и их изменения) слоевых ассоциаций. В меньшей мере это относится к изучению отдельных слоев (из-за ограниченной разрешающей способности метода) и осадочной оболочки Земли. В последнем случае определенным препятствием часто является масштаб объекта (большие мощности осадочного выполнения, естественные помехи на пути прохождения сейсмических волн и т. д.). Однако это препятствие и помехи сегодняшнего уровня техники. Они вполне преодолимы в будущем.
Биостратиграфия — одна из основных наук-методов. Она обслуживает объекты всех трех уровней стратиграфии (рис. 36). Видимо, именно это в определенной мере служило справедливым основанием представлять ее «сердцем» стратиграфии и, конечно же ошибочно, отождествлять со всех стратиграфией, считать синонимом «стратиграфии». Ничего удивительного в таком представлении о биостратиграфии, долгое время господствовавшем, да и сейчас еще достаточно прочно удерживающем позиции в геологии, нет. В истории геологии ситуации, когда сильный метод претендует на роль науки, нередки. А биостратиграфический метод действительно был и остается сильным и ведущим, но не всемогущим методом стратиграфии. Достаточно вспомнить, что геофизика и геохимия, заявив о себе как мощные методы, не так давно претендовали на роль интегрирующих наук геологии.

Такое гипертрофированное преувеличение роли метода, науки-метода на первых порах становления, возможно, оправдано и даже полезно для скорейшего самоутверждения. Рано или поздно, безусловно, все встанет на свои места, и метод, как бы он ни был силен и прогрессивен, займет место покорного слуги ее величества науки. В значительной мере такое положение в стратиграфии, слишком надолго затянувшееся, обусловлено отсутствием систематики и классификации геологических наук и достаточно разработанных и обоснованных принципов их организации.
Таким образом, общая стратиграфия (стратилогия) по своему содержанию является множественной как по «вертикали», т. е. по основным иерархически организованным объектам, так и «по горизонтали» — по методам и предметам исследования. Пугаться этой множественности нет оснований, Это диалектическое множество в единстве, и единство стратилогии во множестве стратиграфий. По мере развития науки и техники, вероятно, еще появятся новые науки-методы. Так, совсем недавно о себе заявила сейсмостратиграфия. С появлением и широким внедрением в последние 10—15 лет цифровых сейсмостанций и новейших методов и программ автоматизированной обработки сейсмических данных резко возросли возможности данного метода в решении задач стратиграфии. Этот метод, в отличие от других, как уже отмечалось, имеет одно весьма важное преимущество — дает возможность непрерывно прослеживать на сотни и даже тысячи километров пространственно-временные взаимоотношения геологических тел. Это вносит существенные коррективы в наши представления, в нашу «стратиграфическую философию», так как до сейсмостратиграфии все наши концепции и теоретические модели базировались на дискретных наблюдениях. У нас была возможность как угодно заполнять пространство между точками наблюдений.
Из анализа структурной схемы стратилогии (см. рис. 35) можно сделать вывод о том, что литмостратиграфию (и тела литмостратиграфического уровня), в отличие от смежных с ней стратиграфий, «обслуживают», по существу, все известные науки-методы. Это позволяет не без основания полагать, что данный уровень стратиграфических объектов (литмологический) и связанная с ними стратиграфия (литмостратиграфия) являются центральными в общей стратиграфии. Решение теоретических и методических вопросов на данном уровне по максимальному комплексу методов будет иметь важное методологическое значение для развития смежных стратиграфий.
Принцип иерархии, субординации позволил провести поранговую группировку объектов стратиграфии и соответствующих дисциплин «по вертикали». В то же время практика требует деления и «по горизонтали», по масштабу объектов исследования. Ранг и масштаб объектов нередко прямо связаны между собой и тем не менее это различные понятия. Потребность в «масштабной стратиграфии» отражена в таких названиях, закрепленных официально или просто бытующих в практике стратиграфических исследований, как «местные», «зональные», «региональные», «общие» стратиграфические подразделения, а также «общепланетарные», «бассейновые», «межрегиональные», «локальные» и др. Соответственно этим подразделениям выделяются общая, региональная, местная и другие стратиграфии.
Вероятно, в практическом отношении действительно важно деление стратиграфии по масштабу объекта. Уточняя ранее опубликованную схему деления стратиграфии по масштабу, можно предложить следующий подчиненный ряд: местная (локальная) — зональная — региональная (бассейновая) — межрегиональная — общепланетарная (глобальная). Соответственно и стратиграфические подразделения будут местными, зональными, региональными (бассейновыми) и т. д.
Основными объектами литмостратиграфии являются тела регионального, зонального и местного (локального) масштабов. Местные (локальные, порайонные) стратиграфические схемы — это прежде всего модели, отражающие особенности пространственно-временного взаимоотношения слоевых ассоциаций в пределах данного района (местности) с привязкой к зональным и региональным стратиграфическим подразделениям. В зависимости от целей нефтяных литмологических исследований выбирается и масштаб литмостратиграфических разработок и схем.
Таким образом, мы рассмотрели возможность выделения стратиграфических подразделений по двум принципам: рангу и масштабу слоевых ассоциаций. Формирование соответствующих им разделов литмостратиграфии вполне правомерно.
Реально существует и используется в практике геологов-нефтяников еще один принцип выделения (точнее, обоснования выделения) стратиграфических подразделений — по методу.
В решении названных задач стратиграфии в настоящее время используется, кроме традиционного и наиболее разработанного биостратиграфического метода, все более расширяющийся спектр методов эко-, магнито-, климато-, сейсмо-, гисстратиграфии и др. В литмостратиграфии все эти методы с разной степенью эффективности (в зависимости от возраста отложений и характера разреза) могут и должны быть использованы (см. рис. 35).