Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер
Строительная теплофизика
Прочность сплавов
Основания и фундаменты
Осадочные породы
Прочность дорог
Минералогия глин
Краны башенные
Справочник токаря
Цементный бетон




13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017


13.07.2017





Яндекс.Метрика
         » » Основные термины и понятия классификации систем литмологии

Основные термины и понятия классификации систем литмологии

16.10.2017

Ядром понятийно-терминологической базы системных исследований являются понятия «система» и «структура». Несмотря на множество (десятки) определений системы, их можно объединить в две существенно отличающиеся группы.
По одним представлениям, под системой понимаются самые разнообразные явления, реальные и концептуальные объекты, процессы живой и неживой природы, материального и нематериального мира, отвечающие определенным требованиям системности. Это очень широкое понимание системы, и его принимают многие системологи.
По другим представлениям, рамки понятия системы существенно сужены. Системы в таком узком понимании не реальные явления, тела, процессы, а лишь «познавательные конструкции», «абстрактно-формальные модели», специфические способы «организации знаний о реальности». Принятие на вооружение только последней точки зрения на систему не представляется достаточно эффективным в познавательном плане. Более конструктивна первая трактовка, включающая в себя и вторую в качестве ее составляющей. В работах второй группы авторов нет убедительных доводов, почему реальные целостные естественные объекты (клетка, орган, организм, сам человек, кристалл, Земля и т. д.) не могут рассматриваться в качестве систем.
Нами принимается первое, широкое понимание системы, включающее в себя второе. При таком толковании системы в методологическом плане весьма важным оказывается классификации систем по наиболее общим основаниям так, чтобы понять, определить место объекта-системы исследования, связь и отношение с другими системами.
Очень часто исследователь работает не с самой системой как реальным объектом, телом, процессом, а с его моделью, отображением (на бумаге, ленте, мысленно), с «портретом», образом, особенно если объект или слишком мал, или слишком велик. Ho нередко идет системное исследование непосредственно объекта (физиологическое, химическое, биофизическое, минералогическое).
В таком понимании системы чрезвычайно важно различать системы как объекты и системы как познавательные, концептуальные конструкции. На этом моменте хотелось бы особенно акцентировать внимание. Ибо одна из особенностей системного подхода в том и заключается, чтобы достаточно жестко разграничивать понятия объекта и субъекта, объективного и субъективного. При этом разграничении не следует преувеличивать или преуменьшать роль того или другого.
В геологии чаще всего эти разграничения не делаются, а преувеличивается роль либо объективного, либо субъективного фактора. Эти две крайности в определенной мере мешают развитию теоретической геологии.
Столь же различно понимаются объекты и тела геологии, в том числе литмологии. Одни исследователи явно или неявно принимают концепцию естественных, природных тел, которую называют еще концепцией естественности. В ее основе лежит постулат об изначальной расчлененности мира на составляющие его естественные или природные объекты (системы). Последние, в том числе геологические объекты, уже как бы однозначно выделены и обособлены самой природой и естественно даны нам в готовом, фиксированном виде, и сознание исследователя лишь отражает, копирует их расчлененность. Поэтому нельзя теоретически конструировать объекты.
Наиболее полное обоснование концепции естественности, хотя и с оговорками и частичным признанием роли субъекта применительно к геологии дано в работах В.И. Драгунова, И.В. Крутя и др.
Определенная ошибочность этих представлений, на наш взгляд, не в попытке отыскать созданные природой естественные (природные) объекты, существующие независимо от субъекта, а в отнесении к таковым всех тех (или большинства) объектов (и предметов) исследования, с которыми имеют дело геологи. Эта тенденция подвергается, как известно, вполне законной критике, направленной на недооценку роли познающего субъекта в выделении предметов исследования.
В критике «естественности» и «естественников» нетрудно усмотреть и другую крайность — явное или неявное отрицание существования реальных природных тел-систем (целостных систем) и их границ.
Наличие двух крайних концепций в геологии, вероятно, обусловлено тем. что не делается достаточно четких разграничений самого объекта и его свойств. Геолог обычно имеет дело с реальными естественными свойствами тел, а объекты могут быть как естественными, природными образованиями (заданными, созданными самой природой), так и нашими теоретическими конструкциями, т. е. концептуальными объектами исследования. В этой двойственности объекта и его отражения кроется неисчерпаемый источник нового знания. Ho она же скрывает в себе опасность субъективной абсолютизации лишь одного из возможных подходов к объекту исследования.
Появление новых объектов и предметов исследования в результате развития наших знаний есть вполне закономерный процесс, порождающий и новые понятия. Задавшись целью принять для себя рабочее определение системы и структуры, необходимо выдержать два условия. В определение должны войти: первое — наиболее общие признаки понятия системы и второе — специфические, учитывающие особенность, природу объекта, хотя бы в самых общих свойствах (или, по крайней мере, не противоречащие им).
Как известно, одно из первых общих определений системы дано еще в 40-х годах Л. фон Берталанфи. После этого появилось множество определений системы. А.И. Уемовым даже проведен анализ более 30 таких определений с целью формирования наиболее общего понятия системы. Следует отметить, что в последнее десятилетие предпринимались попытки дать не только словесное, но и математически строгое определение системы.
Из признаков (атрибутов), которые наиболее часто употребляются в общих определениях системы, явно выделяются следующие: 1) элементы, 2) множество (не менее двух элементов), или совокупность, 3) отношение (между элементами), 4) связь (элементов).
Эти четыре свойства — атрибуты системы, составляющие ее основу, стержень. Однако, исходя из представления об объектах, с которыми работает геолог, в частности литмолог, можно допустить существование системы и из одного элемента (крайний, вырожденный случай). Это происходит в том случае, когда значение величины одного элемента настолько мало (бесконечно мало), что практически его можно принять за нуль. Как известно, А.И. Уемов в своей работе «Вещи, свойства и отношения» весьма тонко подметил, что именно вырождение одновременно указывает на переход одной вещи в другую, на их связь и на их различие. Oн характеризовал это как крайний случай явления, не означающий, по его мнению, ухудшения или регресса. Имея в виду принятый объект — слоевые ассоциации, нам трудно согласиться с этим представлением. Появление «вырожденных систем» в трансляции слоевых ассоциаций означает либо финал прогресса, либо финал регресса. Это очень важный признак в расшифровке структуры более крупной и более сложной (выше рангом) системы. Главным образом применительно к рассматриваемому объекту исследования система может быть и одноэлементной, но в таком случае она является «вырожденной» и означает переломный момент в системе следующего ранга.
Приведем пример, поясняющий эту мысль. Очень часто при лито-логических описаниях и характеристиках встречаются выражения типа толща «сплошных известняков», «сплошных глин», «сплошных песчаников» и т. д. Такие толщи, как известно, достигают десятков и сотен метров. Именно в толщах такого типа больше всего вероятность встретить одноэлементные, вырожденные элементарные слоевые системы.
Это одно, на наш взгляд, важное дополнение к понятию системы, которое должно найти отражение в дефиниции. Она ни в коей мере не ломает, не меняет принципиально понятие системы, а лишь дополняет, допуская во множестве наличие элемента, близкого или равного по значению нулю, даже если это множество состоит из двух элементов.
В.И. Василевич обращал внимание еще на один важный признак, который позволял бы различать системы и несистемы в конкретных исследованиях. Это ограничение системы какой-то степенью интенсивности отношений внутри них. Преломляя это ограничение через наш объект как систему, следует говорить об интенсивности не отношений, а связей. В системных исследованиях, как известно, большое значение придается выявлению именно связей. Мы акцентируем внимание на важности установления не просто связей, а оценки их интенсивности. Однако признак интенсивности связи скорее будет не критерием деления на системы и несистемы, а разграничительным свойством между системами, а также между системами одного типа (класса, группы) и другого, включая несистемы. Это еще одно важное дополнение (признак) к понятию системы применительно к рассматриваемому объекту исследования .
Как известно, временной, ретроспективный аспект в геологии вообще и в литмологин в частности является важнейшим. Поэтому он должен найти отражение и в понятии система. На важность введения в это понятие данного признака (времени) в виде метапонятия «динамическое множество» указывал Б.Я. Брусиловский в своей книге «Теория систем и система теорий», справедливо считая, что мы имеем дело только со множествами, состав (и свойства) которых меняется во времени и со временем, т. е. с динамическими множествами.
И наконец, еще одно важное свойство, которым должна обладать система, — устойчивость тех пли иных отношений и связей (взаимосвязей и взаимодействий). Для системного анализа природных объектов важно выбрать не просто единичный объект с системными свойствами, а тот, который в природе встречается часто в «массовом ее производстве» с устойчивыми связями и отношениями.
Исходя из перечисленных (выбранных из множества) свойств (атрибутов) системы, можно попытаться дать рабочее определение системы (применительно к объекту исследования).
Система — это не пустое динамическое множество, состоящее, как минимум, из двух элементов (значение одного из которых может быть близким или равным нулю), находящееся в определенных устойчивых отношениях, отличающихся интенсивностью внутренних связей. Интенсивность связей внутри системы означает ослабление пли отсутствие, разрыв таковых на внешних границах системы, между системами.
Понятие система неразрывно связано с понятием структура. Без структуры нет системы. Видимо, это порождает у многих исследователей представление о структуре как о самой системе, т. е. происходит отождествление понятий. Это отмечается и при слишком широком понимании структуры (например, у М.Ф. Веденова, В.И. Краменского, А.Т. Шаталова и некоторых других) при определении ее как развернутого выражения сущности объекта познания. В подобных случаях, как справедливо замечает В.И. Василевич, происходит правомерное сведение полностью одного понятия к другому, а следовательно, понятие структуры становится излишним.
Весьма распространено представление о соподчиненности этих понятий. Лишь немногие исследователи считают понятие структура более общим и широким, чем система. Подавляющее большинство последователей принимает понятие структуры подчиненным понятию система, что хорошо видно из общепринятого выражения «структура системы», а не наоборот.
Структура — важнейшее, неотъемлемое свойство (атрибут) любой системы. В дальнейшем под структурой будем понимать отношение и связь (композицию) элементов динамического множества по определенным свойствам.
В геологии распространено понятие структуры как формы поверхности геологических тел. Широко известны такие понятия, как структура (синоним поднятия у геологов-нефтяников), структурная поверхность, структурная карта и другие, подобные им. В то же время в минералогии важнейшим является понятие внутренней структуры кристалла. Это приводит к мысли о важности и необходимости различать внутреннюю и внешнюю структуры системы. В первом случае имелась в виду внешняя структура системы (или даже, скорее, не системы, а просто тела), а во втором — внутренняя структура целостной системы (кристалла).
В системном анализе эти понятия различаются. При этом, рассматривая понятие структура, обычно имеют в виду внутреннюю структуру, а под внешней понимают отношения, связь системы с внешним миром, с другими (внешними) системами и их элементами. В геологии, кроме того, целесообразно под внешней структурой понимать форму (морфологию) системных объектов. Так, например, внутренняя структура минерала-кристалла — это пространственное размещение атомов (пли радикалов) в кристаллической решетке. Как известно, именно от структуры при одном и том же атомном составе облик и свойства могут очень резко изменяться. Например, от графита до алмаза. Внешняя структура кристалла — это его форма, соотношение граней, ребер, углов между ними и другие параметры.
Менее очевидна (на первый взгляд) необходимость в различении этих понятий ка системах породного и надпородного уровня организации. В определенной мере исследования внутренней и внешней структуры системных объектов — это два самостоятельных направления в едином изучении структуры системы. Вероятно, чем выше ранг и масштаб объекта, тем более самостоятельными становятся эти два аспекта исследования структуры. При этом отношение и связь системы с внешним миром, с другими системами не должны исключаться из поля зрения исследований внешней структуры системы, как еще одно соподчиненное направление. Именно в этом просматривается реализация еще одного принципа системной методологии — принципа связи и пересечения.
Следует заметить, что понятия внутренняя и внешняя структура не абсолютны. Внешние связи и отношения для структуры систем одного ранга оказываются внутренними для системы следующего, более высокого ранга.
Структуры не может быть без множества, без элементов. Обычно элементом принято называть предел членения системного объекта. Это, как правило, более простая система (подсистема) предыдущего уровня или подуровня организации. Следовательно, и понятие элемент относительно, на что указывали многие исследователи.
В системном анализе существует еще и такое понятие, как часть системы, в отношении которого имеются весьма противоречивые представления. Нам оно представляется весьма важным в системно-структурном анализе, поэтому целесообразно определить свое отношение к нему, тем более что категория «часть» не получила широкого признания и использования. Во многих работах (если не в большинстве) по системной методологии п теории систем она выпала из поля зрения и анализа. Одни системологи считают ее излишней, другие полагают, что она нужна, так как, в отличие от элемента, несет в себе информацию о специфических особенностях целого, третьи видят во взаимодействии частей проявление интегративных свойств и качеств системы. Наиболее конструктивным является последнее представление, которое необходимо усилить. Части системы — это важнейшие структурные подразделения, единицы ее структуры. Структура иерархична: элементы —> группы элементов —> части —> целое. В целостной системе две основные части, представляющие единство противоположностей, при соединении которых и возникает, выявляется интегративное (эмерджентное) свойство системы. В ряде случаев важнее (и проще) найти две основные части — противоположности, чем элементы. В системах с достаточно сложной структурой части могут состоять из групп элементов (подчастей, субчастей). В системах с простой элементарной структурой часть может соответствовать элементу. Например, двухэлементные системы. Качественные и особенно количественные изменения в отношениях частей систем одного уровня являются важнейшим структурным признаком системы следующего уровня. Именно на этом принципе основано понятие «прогрессивности» развития системы и ее количественное выражение в виде коэффициента прогрессивности. На количественном учете элементов структуры построено другое понятие — делитности (алитности) и его количественное выражение в виде коэффициента делитности (Кд). Эти вопросы будут рассмотрены ниже.
В системных исследованиях широко употребляются и такие термины, как «системное движение и системный подход», «системное познание о мире», «системный анализ»..
Системное движение — термин широкого и, в общем-то, свободного пользования в системных исследованиях. Чаще всего в него вкладывается смысл активного участия науки и техники, практики в осознанно-системных исследованиях и разработках, системном решении научных, технических, социально-экономических и прочих задач и проблем.
Системный подход — термин более узкого содержания. Использовать системный подход в той или иной области знания или техники означает систематизацию, отбор методов и принципов, пригодных для решения стоящих проблем данной области (знания или техники). Системный подход является одной из форм самоосознания науки, ее характера, состояния наличных или создаваемых ею методологических средств, в соответствии со специфическими задачами исследования сложных объектов. Одна из главных задач системного подхода состоит в разработке методов анализа и синтеза объектов, описании их целостностных характеристик, в частности в результате представления исследуемых и конструируемых объектов как целенаправленных систем синтеза «элементных» и «целостных» знаний о рассматриваемых объектах, анализа взаимодействия данных систем с другими системами, составляющими их окружение и т. д.
Из работ Э.Г. Юдина, Г.П. Щедровицкого, А.И. Уемова и некоторых других исследователей структуру системного подхода применительно к рассматриваемому объекту и предмету исследования можно представить в виде многокомпонентного анализа, в котором обязательными, главными будут следующие аспекты: 1) структурный (морфологический, субстратный), которому предшествует параметрический анализ; 2) вещественный, присущий огромному классу (вещественных) объектов (но не всем); 3) функциональный; 4) динамический; 5) генетический; 6) взаимосвязи и пересечения. Последний аспект (как и принцип, рассмотренный выше) очень важен и представляет собой высшую степень обобщения в системном подходе, когда анализу подвергаются взаимосвязи и различные аспекты (слои, срезы, сферы) системы. Синтез данных, полученных в каждом из этих анализов, должен как в фокусе соединиться в полном системном подходе, раскрыв строение, функционирование и природу системного объекта исследования.
Системный анализ, как следует из вышеизложенного, еще более узкое понятие, чем системный подход. Обычно в него вкладывается смысл использования методов системных исследований, разработок общей теории систем применительно к какому-либо конкретному срезу объекта исследования с учетом его природы и специфики. На практике системный анализ часто означает и синтез знаний об объекте исследования как о системе.
Многие исследователи считают, что системный анализ применим для решения крупномасштабных, комплексных, междисциплинарных проблем. Естественно возникает вопрос: а если и объект исследования, и проблема не являются крупномасштабными? Что в таком случае? Видимо, системный анализ — понятие, все-таки не связанное с масштабом явления, объекта и проблемы. «Непосредственным объектом, с которым имеет дело системный анализ, является деятельность, направленная на решение конкретной проблемы. Эта деятельность должна быть организована и скоординирована. Иначе говоря, системный анализ выступает как программирование деятельности, причем деятельности, взятой в конкретных формах. Целенаправленный характер этой деятельности, то, что она ориентирована на решение определенной проблемы, т. е. на достижение некоторого конечного результата, придает ей черты целостности». Из личного опыта системно-литмологического анализа проблем нефтяной геологии можно заключить, что системный анализ — это использование в анализе (и синтезе), наряду с традиционными методами, специальных системных, применительно к определенным срезам (аспектам) изучаемых объектов того или иного класса систем. Для геологических объектов основными видами системного анализа, как следует из вышеизложенного, будут системно-структурный, вещественно-системный, системно-динамический и системно-генетический с их разновидностями.
Однако каждый из анализов имеет определенную самостоятельность (и право на нее). В большинстве из перечисленных основных анализов просматриваются и основные науки геологии, исследующие структуру, вещество, процесс и генезис. Однако какие бы важные аспекты ни раскрывались в том или ином отдельно взятом анализе, их самостоятельность и значимость всегда будут относительными. Конечной целью каждого вида системного анализа является раскрытие законов: а) структурной организации, б) вещественного состава, в) функционирования, г) динамического развития, д) генезиса и ж) взаимосвязи в процессе функционирования и развития с другими системами (рис. 9).

В настоящей работе важное значение придается системно-структурному анализу, поскольку структура — неотъемлемый атрибут системы. Систему можно было бы даже определить как структурированное динамическое множество.
С расшифровкой структуры объекта значительно упрощаются и другие виды анализа. Ведь неслучайно очень многие определения понятия закона, как отмечалось выше, даны через понятие структуры, а нередко и идентичны ей.
Учитывая эти два обстоятельства (самостоятельность и важность исследования структуры), автор в своих исследованиях слоевых ассоциаций сделал акцент на структурном анализе, а поскольку при этом принята системная методология, то принято и название системно-структурный aнализ породно-слоевых ассоциаций (САПА). Такое понимание этого термина представляется конструктивным в познавательном плане и удобным при изложении материала. Поскольку синонимом слоевой ассоциации является литмит, то можно говорить о системно-литмологическом подходе (CЛП) и анализе (СЛА).
Системное познание мира — это познание мира как системы, системы систем. Это реализация принципа системности — мир системен, поэтому и познание его должно быть системным. Системностью мира обусловлено наше системное познание.
Системное познание мира предполагает следующее: 1) рассмотрение объекта исследования как системы; 2) определение состава, структуры и организации элементов и частей системы, обнаружение ведущих взаимосвязей между ними; 3) выявление внешних связей, выделение из них главных; 4) определение функции системы и ее роли среди других систем; 5) анализ диалектики структуры и функции системы; 6) обнаружение на этой основе закономерностей и тенденций развития системы.
В самом общем виде этот перечень можно рассматривать в качестве цепочки целей системного анализа. Конечная цель его — познание законов строения, происхождение (генезиса) и функционирование системного объекта.